Дмитрий Босов: от угольной империи в Арктике до самоубийства на Рублевке

6 мая 2020 г. 23:33

Дмитрий Босов: от угольной империи в Арктике до самоубийства на Рублевке

О том, что миллиардер Дмитрий Босов покончил с собой на территории своего дома в подмосковном поселке Усово, в среду, 6 мая, РБК сообщили три его знакомых, а также топ-менеджер в одной из компаний бизнесмена. Позже информацию о гибели Босова подтвердила и пресс-служба «Сибантрацита», подконтрольного бизнесмену.

Тело бизнесмена с огнестрельным ранением обнаружили родственники на территории его дома в поселке Усово. Рядом с ним лежал пистолет «Glock 19 gen 4», сообщила РБК старший помощник руководителя по вопросам взаимодействия со СМИ ГСУ СК России по Московской области Ольга Врадий. По ее словам, в настоящее время на месте работают следователи, устанавливаются обстоятельства и причины произошедшего.

Источник в правоохранительных органах сказал РБК, что тело обнаружила жена бизнесмена, коммерческий директор «Сибантрацита» Катерина Босов. По данным «Коммерсанта», Босов перестал отвечать на звонки супруги и она, забеспокоившись, просмотрела записи камер наблюдения и увидела, что бизнесмен зашел в фитнес-зал. Дверь зала оказалась заперта изнутри, поэтому вместе с охранником ее выбили и обнаружили тело бизнесмена.

Один из источников РБК, близких к Босову, заметил, что в последнее время «он был «на взводе». По его словам, у него также были частые скандалы в семье. «С начала года он начал переводить все активы на себя, увольнять сотрудников, в мае это все усугубилось, все думали он готовит активы к продаже», — сообщил он.

Алюминий и горчичники

Босову было 52 года — он родился в марте 1968 года в Барнауле. В 1991 году закончил МВТУ им. Баумана, в общежитии при университете он познакомился со своими будущими бизнес-партнерами Дмитрием Ага (сейчас гендиректор «Аллтек», через которую бизнесмен контролировал «Сибантрацит» и другие активы), Дмитрием Шатохиным и Владимиром Микуликом (оба сейчас члены совета директоров «Сибантрацита). Об этом Босов рассказывал в своем единственном интервью газете «Ведомости» в 2008 году.

После окончания университета Босов основал первую компанию — «ПИФ». «По сути, это было московское представительство завода «Кристалл», от лица которого мы заключали сделки. Сначала продавали компьютеры, но не очень успешно. А вот бешеные деньги заработали на горчичниках. В самом конце 1991 года купили в Волгограде два вагона горчичников по 6 руб. за штуку. Продали на какую-то базу в Москве 1,2 млн горчичников по 10 руб. за штуку. Заработали почти 5 млн руб.», — рассказывал бизнесмен.

В 1994–1997 годах Босов занимался алюминиевым бизнесом — он возглавлял московское представительство конгломерата Trans-World Group (TWG), которое контролировало почти половину российской металлургии. Впоследствии партнеры бизнесмена сумели стать самыми богатыми людьми в стране, получив от TWG заводы, которыми управляли. Владимиру Лисину достался Новолипецкий комбинат, Виктору Рашникову — «Магнитка», на базе активов конгломерата своими империи также построили Олег Дерипаска и Искандар Махмудов.

Босов вместе с TWG работал с Красноярским алюминиевым заводом (КрАз) по толлинговой схеме (переработка иностранного сырья с последующим вывозом готовой продукции). Бизнесмен рассказывал, что даже владел долей в КрАзе: «У Trans World было около 20% акций КрАЗа, у меня — четверть в их пакете». Но затем КрАЗ, как и другие алюминиевые компании, вошли в состав UC Rusal Дерипаски.

«Мы никогда не были партнерами, но были акционерами в некоторых предприятиях Красноярского края. В 1999-2000 годах все акционеры продали этот бизнес, отношения, как во время Красноярской эпопеи, так и после всегда были нормальные», — сказал РБК бизнесмен Василий Анисимов.

Нефть и газ

В 2004 году Босов инвестировал в нефтяные активы: он стал cовладельцем нефтяной компании Vostok Oil, позднее переименованной в West Siberian Resources, запасы которой после нескольких сделок по слияниям и поглощениям, удалось увеличить в 15 раз и выгодно продать группе «Альянс» Мусы Бажаева.

«Он мне позвонил в 2003 году и сказал: «Слушай, тут долг продают какой-то томской нефтяной компании. Посмотри, интересно, нет?». Так началась история West Siberian Resources, которую мы взяли практически банкротом и довели до капитализации $4,5 млрд», — сказал РБК давний знакомый и партнер Босова Максим Барский.

У «Аллтек» были и проекты по добыче газа: сначала компания собиралась построить в Ненецком автономном округе газохимический комплекс по переработке газа и получению жидкого топлива, затем вместе с «Роснефтью» — реализовать проект по сжижению природного газа (СПГ). Однако «Роснефть», которая внесла этот проект более $100 млн, в 2018 году вышла из него.

Член совета директоров, экс-гендиректор «Сибантрацита» Маским Барский — РБК

«Я познакомился с Босовым на проекте «Ситилайн». Меня позвали в «Ситилайн», но стоял вопрос о моих полномочиях — какие-то акционеры были против, какие-то за. А Босов выдал мне полный карт-бланш (Барский стал управляющим Ситилайна — РБК). Это была для меня путевка в бизнес, потому что это была моя первая операционная роль. Это был очень успешный проект, который мы продали за $27 млн. После этого мы стали друзьями.

Второй раз он мне позвонил в 2003 году и сказал: «Слушай, тут долг продают какой-то томской нефтяной компании. Посмотри, интересно, нет?». Так началась история West Siberian Resources, которую мы взяли практически банкротом и довели до капитализации $4,5 млрд. Это была вторая путевка — в нефтяной мир.

А третий раз он меня практически заставил изучить мир майнинга, когда он мне позвонил в Америку и сказал: «Возвращайся в Россию, есть интересный проект «Сибантрацит».

Это был человек 90-ых, очень амбициозный бизнесмен, который искал задачи, соответствующие его уровню. Понятно, что он родом из бизнеса TransWorld Group, откуда вышла плеяда миллиардеров. Конечно, у него чувствовался нереализованный потенциал, который заставлял его двигаться вперед и искать прорывы. Он был новатором, брал на себя риски, брал тему, достойную тех времен (90-ых — РБК).

Я очень рад, что у него получилось с «Сибанатрациом» сделать настоящую success story — номер один в мире по экспорту антрацита, миллиардную компанию и т.д. Жизнь показала, что в сфере бизнеса он профи и у него невероятная чуйка. И при этом он оставался чутким другом».

Угольный бизнес

В 2010-х Босов занялся угольным бизнесом: он создал группу «Сибантрацит», в которую вошли активы в Кемерово и в Новосибирской области, ее прибыль выросла с 2,5 млрд руб. в 2014 году до 15,8 млрд руб. В 2018 году. Барский, который в 2018 году возглавил «Сибантрацит», рассказывал в интервью РБК, что его задача — удвоить добычу до 58 млн т до 2022 году. Однако в марте 2020 года он покинул этот пост, оставшись в совете директоров компании. Тем не менее, «Сибантрацит» стал крупнейшим в России производителем металлургических углей и крупнейшим в мире по производству и экспорту высокачественного антрацита UHG.

Актив привлекал конкурентов: в 2018 году его покупкой заинтересовался экс-гендиректор «Роснефти» Эдуард Худайнатов, который строит собственную угольную империю на базе холдинга «Коулстар». Но стороны не сошлись в цене.

В 2017 году Босов объявил об еще одном амбициозном проекте, решив добывать уголь в Арктике — так называемый арктический карбон на базе компании «ВостокУголь». Тогда бизнесмен рассказывал РБК, как будет добывать на Таймыре до 30 млн т угля в год и построит там два глубоководных порта мощностью свыше 10 млн т в год. «По нашим планам каждый год мы сможем наращивать добычу примерно по 5 млн т, выйдя к 2022–2023 годам на 30 млн т общей добычи», — сказал он.

Затем компания скорректировала планы до 20 млн т в год, но добычу пока не начала. Тем не менее, эти планы учитываются в развитии Северного морского пути, грузооборот которого к 2024 году должен достичь 80 млн т в год (в 2019 году было только 20 млн т). Однако в феврале 2020 года стало известно, что «ВостокУголь» предложил «Росатому» выкупить у компании этот угольный проект на Таймыре.

В начале апреля Босов уволил своего бизнес-партнера по «ВостокУглю» и члена совета директоров «Сибантрацита» Александра Исаева (Исаев, как и Босов, владел 50% «ВостокУгля»). «Исаев снят со всех занимаемых должностей в компаниях группы «Сибантрацит» и «ВостокУголь». Отношения к деятельности компаний он не имеет», — объявили пресс-службы обеих компаний. В качестве причины увольнения Исаева и расторжения с ним взаимоотношений они назвали «вопиющие злоупотребления и хищения на вверенных ему участках работ, распространение недостоверной информации». Позднее стало известно, что Исаев также лишился доли в «ВостокУгле». После этого он подал иск о защите деловой репутации против компаний Босова.

Босов также вложил $100 млн в угольный проект в Индонезии — группу компаний Blackspace, которой принадлежат лицензии на участки по добыче угля, никеля, марганца и бокситов.

Рынок легальной марихуаны

Босов также инвестировал в ставший легальным в Калифорнии рынок каннабиса (марихуаны). Как рассказывал РБК источник среди крупных банкиров, бизнесмен как-то хвастался, что заработал на каннабисе в США за год $500 млн — больше, чем на угле в России. Forbes сообщил, что осенью 2018 года Босов через принадлежащие ему структуры инвестировал более $160 млн в различные компании, которые входили в компанию Genius Fund Group. Это стало известно из иска, который подал к бизнесмену экс-сотрудник Genius Fund Group Фрэнсис Рачоппи, потребовавший от него $1,35 млн. По словам Рачоппи, в конце марта его и всех сотрудников компании уволили одним днем, нарушив законодательство Калифорнии. Тогда представитель Босова сказал РБК, что изложенные в иске факты не соответствуют действительности. При этом он назвал иск конфликтом менеджмента при смене команд в руководстве Genius Fund Group. С осени 2018 по май 2019-го Босов жил в США и участвовал в управлении компанией, следует из иска Рачоппи. Миллиардер приобрел дом в Беверли-Хиллз за $30 млн, но уже в апреле 2019 года, согласно информации в иске, американские визы Босова и его супруги были аннулированы.

Газета «Ведомости» и другие проекты

Босов считался совладельцем газеты «Ведомости» после того, как в 2015 году ее приобрел Демьян Кудрявцев. Официально это никогда не подтверждалось.

Босов и Кудрявцев были знакомы с конца 1990-ых годов и выступали партнерами в нескольких проектах. В одном из интервью Кудрявцев рассказывал, что Босов давал ему деньги на «Ведомости», но не при покупке газеты, а позже — на ее развитие. «Один раз и деньги ему были возвращены. И это знает вся редакция. Я согласовывал это с [тогдашним главным редактором «Ведомостей»] Татьяной Лысовой и рассказывал редакции», — сказал тогда он. А в интервью «Газете.Ru» Кудрявцев говорил, что бизнесмен помогал ему «морально» при покупке газеты: «С ним мы обсуждали много вопросов, в том числе и возможность финансового участия в покупке «Ведомостей».

«Дима был моим большим другом и многолетним партнером. Он был очень предприимчивым, веселым и надежным бизнесменом и человеком. Его уход — большая потеря для русского предпринимательского сообщества, и горе для меня лично», — сказал РБК Кудрявцев.

«Сибантрацит» Босова является генеральным спонсором «Ночной хоккейной лиги», бизнесмен играл в составе ее сборной. Вместе с премьер-министром Михаилом Мишустиным он также играл в любительской хоккейной команде «Спортима».

Босов и его жена основали благотворительный фонд «День первый», который после начала эпидемии коронавируса организовал закупки и доставку из Китая в Россию медицинских изделий и средств защиты для борьбы с инфекцией. «Дмитрий Босов в последнее время активно участвовал в деятельности благотворительного фонда «День первый». Он организовал этот фонд с женой, занимался, помогал», — сказала РБК член попечительского совета фонда Татьяна Навка.

«Сегодня в Москве трагически погиб основатель группы «Сибантрацит» Дмитрий Босов. Дмитрий был выдающимся бизнесменом, смелым и решительным новатором, надежным партнером, чутким и преданным другом. Его уход из жизни огромная потеря для всех, кто был с ним знаком. Друзья и коллектив группы «Сибантрацит» приносят свои соболезнования родным и близким Дмитрия», — говорится в сообщении «Сибантрацита».

Источник: Rbc.ru