Ответы Ольги Васильевой на вопросы читателей РБК. Главное

24 декабря 2019 г. 11:20

Ответы Ольги Васильевой на вопросы читателей РБК. Главное

О разделении Минобрнауки на министерство просвещения и министерство науки и высшего образования

«Это было сделано неслучайно. Если представить объем и масштабы хозяйства министерства, в которое я пришла: это и школа и дошкольное образование и дополнительное воспитание, это и высшее образование, и огромный пласт науки. Наши предшественники понимали, что делать все это в рамках одного ведомства неразумно. Для меня это было абсолютно нормально, естественно, я это приветствовала. Та сфера, за которую отвечаю я, — политика в области общего образования, политика в области дополнительного и средне-образовательного — дает мне возможности качественно работать».

О том, что Минобрнауки, созданное в 2004 году, будет разделено на два ведомства — министерство просвещения и министерство науки и высшего образования — стало известно в мае 2018 года. Вскоре, соответствующий указ был подписан президентом Владимиром Путиным В рамках реформы, министерство просвещения получило функции «по выработке и реализации госполитики <...> в сфере общего образования <...>, дополнительного образования детей и взрослых, воспитания, опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан, социальной поддержки и социальной защиты обучающихся, а также функции по оказанию госуслуг и управлению государственным имуществом в сфере <...> образования».

О чрезмерной нагрузке детей в школах

«Для меня большая загадка, почему дети в школах, в том числе малыши, тратят от трех до шести часов на домашние задания. Я встречаюсь с родителями постоянно, я понимаю, что это безумие. Я категорически не согласна с тем, что детям приходится делать такое количество уроков. У нас есть четкие санитарные нормы: в первом классе малыши не получают домашнее задание, до четвертого класса можно потратить час — полтора, до шестого класса — полтора, и старшие классы — три часа, когда большой объем заданий. В жизни получается по шесть часов и учится вся семья.

Ничего не изменилось в школьной программе по алгебре, по физике за 40 лет. Но изменилось отношение к учебе, изменилось отношение учителей, изменились требования, которые предъявляются к детям. <...> Мы с вами имели большой интеллектуальный кругозор, сейчас, начиная с 10 класса или раньше, начинается натаскивание на тот или иной предмет, который ребенок будет сдавать в 11 классе по ЕГЭ. Давно нет уже оценки качества губернаторов по ЕГЭ, но есть то, к чему мы сейчас пришли — так называемая оценка качества учителя по баллам. Пропадает звено «учитель — ученик». Я глубоко убеждена, домашние задания должны быть минимальны по времени, все, что необходимо ребенку, должно быть в школе. Не бывает, чтобы образование так рухнуло за 30 лет, чтобы мы с первого класса нанимали репетиторов.

Вторая сторона, в 1986 году мы были первыми в мире по функциональной грамотности, то есть прочитав страницу, мы могли ее пересказать. А сейчас у нас 25% населения в стране не владеют функциональной грамотностью. Мы сейчас запустили масштабный проект по поднятию этой грамотности. Без этого можно разбиться, если ребенок не понимает, что он читает. Плюс, потеря внимания.

Это увлечение показателями привело к тому, к чему оно привело. Есть строгие саннормы, которые должны выполняться, но дальше «если закон, что дышло, куда повернешь, туда и вышло», получается то, что получается. Все зависит от людей».

О шестидневке

«Школа по уставу сама принимает решение. Родителей просто дезинформируют, когда говорят, что вопрос о переходе на пятидневку, школы сами не могут решить. Я убеждена, что малышам просто нечего делать шестой день в школе, они должны быть дома, общаться с родителями, отдыхать. А старшие классы — 10 и 11 — могут идти в школу по необходимости. Школа в праве принимать решение сама. Самое простое, что можно посоветовать родителям, напишите в департамент, в министерство, все будет решено. Родителям не нужно быть пассивными. Не требовать невозможного, а быть соучастником».

По пять дней в неделю учатся 68% школьников, по субботам учится каждый третий ребенок, следует из данных опроса ОНФ «Равные возможности — детям». При этом, как показывает опрос 828 школьников от 13 до 18 лет, проведенный в декабре 2019 года, большая часть подростков ежедневно посещают шесть (43%) или семь (43%) уроков. На домашнюю работу уходит в среднем 2 ч 24 мин. в день: в начальной школе чуть меньше — 2 ч 8 мин., в старших классах — 2 ч 37 мин.

Об обучении детей-инвалидов в детских садах и школах

«Инвалиды были всегда и забота была о них всегда, но мало кто об этом говорил. Сейчас главная задача — чтобы люди стали добрее. Должно остаться и то и другое: и коррекционные школы и сады и инклюзивное образование. Закон позволяет это делать. Я глубоко убеждена, что для социализации всех нас мы должны учиться и жить вместе. Но самое главное, нужно воспитывать и в детях и во взрослых любовь и вдумчивое отношение к рядом сидящих. Школам не хватает добра и любви».

Инклюзивное образование подразумевает обучение детей с ограниченными возможностями здоровья в общеобразовательных, а не специализированных учреждениях. В качестве эксперимента такая организация учебного процесса внедрялась в России в 2008 — 2009 годах. Право на совместное обучение в стране закрепили в 2016 году Федеральным государственным образовательным стандартом. Еще в 2017 году вице-премьер Ольга Голодец говорила о нехватке педагогов, готовых работать с детьми с ограниченными возможностями.

О запрете на использование мобильных телефонов на уроках

«Во время учебного процесса использовать телефон не нужно, потому что отвлекает и вредит вашему здоровью. Кто-то говорит, что в таком случае телефоны будут пропадать, кто-то говорит о необходимости связи с родителями. Многие родители мне предлагают ограничить учителей в телефонах на время учебного процесса. На сегодняшний день какая картина: у нас 18 600 школ отказались от телефонов в учебном процессе, это чуть меньше, чем половина. Что в итоге: повысилась внимательность, снизилась тревожность, повысилась вербальная коммуникация и увеличился уровень двигательной активности. Это абсолютно надуманная проблема. Телефоны не должны использоваться во время учебного процесса. Интересно другое, школа в праве сама принять. Решение без наших рекомендаций, будут там мобильные телефоны или нет. Стоит только захотеть».

О проблемах питания в школах

«Нужно сесть педагогам и директору и подумать, как организовать производительность труда. Здесь нет проблемы. За 10 минут нельзя накормить ребенка, но если правильно выстроена логистика, это не стоит не копейки. Это вопрос к директорам школы. И это реальные, выполнимые вещи. Конечно, собираем, рассказываем, показываем, учим школы делать проект «Умная школа» — как сделать так, чтобы в школе все работало. В некоторых регионах в Екатеринбурге, в Удмуртии, в Москве, уже работает этот проект».

О стрельбе в школах

«Должны быть охрана школы, для меня было бы оптимально, чтобы все школы охраняла Росгвардия, должен быть психолог. Директор вправе не взять психолога в штат, мотивы, которые его двигают — это его мотивы, чаще всего они связаны с тем, что он ставки не хочет делить. Вот мы их обязали, психологическая служба в школе должна быть. Но все-таки все идет от семьи, и в какой-то момент школьник перестает общаться с родителями и у него должен быть друг, может быть, психолог, с которым он может поговорить. Что касается компьютерных игр, наука убеждена, что происходит подмена реального мира, когда человек погружен в виртуальную действительность. Это не только наша проблема, она мировая».

За последние годы в России произошел ряд вооруженных нападений в учебных заведениях. Последние громкие случаи — стрельба в Керченском политехническом колледже в 2018 году и стрельба в одном из колледжей Благовещенска в ноябре этого года.

17 октября 2018 года студент Керченского политехнического колледжа взорвал самодельную бомбу на первом этаже, а после открыл стрельбу из помпового ружья. Погибли 20 человек, нападавший покончил с собой.

14 ноября 2019 года студент Амурского колледжа строительства и ЖКХ устроил в здании стрельбу. Погибли два человека, включая нападавшего (он покончил с собой). После произошедшего премьер-министр Дмитрий Медведев потребовал у Минпросвещения отчет о ситуации в Амурской области.

Материал дополняется

Источник: Rbc.ru