Разведка США уверена, что КНР, РФ и Иран пытаются повлиять на американские выборы

13 октября 2020 г. 20:02

Разведка США уверена, что КНР, РФ и Иран пытаются повлиять на американские выборы

Внешнее вмешательство стало центральной темой выборов в США. Кандидаты, их сторонники, разведсообщество, эксперты и журналисты периодически поднимают ее, рассуждая, кому и какой исход выборов выгоден в наибольшей степени.

В 2016 году вопрос вмешательства в выборы также широко обсуждался, однако на этот раз картина изменилась.

Об этом заявляет американская разведка, пытаясь не занимать какую-либо из сторон, чтобы не оказаться вовлеченной во внутриполитическую борьбу. Обе партии используют тему в собственных интересах, стараясь дискредитировать соперника.

Демократы надеются убедить избирателей в том, что Россия якобы помогала и помогает президенту США Дональду Трампу одержать победу, в то время как сам глава Белого дома и его сторонники пытаются переключить внимание общественности на влияние Китая. Еще одним игроком, замешанным в этой ситуации, оказался Иран.

Несмотря на то что расследование о российском вмешательстве в выборы 2016 года не привело к доказательствам сговора между президентом Дональдом Трампом и властями России, тема до сих пор актуальна. Почти наверняка в случае переизбрания президента демократы обвинят его в сотрудничестве с Москвой, а Россию — во вмешательстве.

Директор Национального центра контрразведки и безопасности США Уильям Эванина в августе заявил, что Россия пытается «очернить бывшего вице-президента Байдена » и «антироссийский истеблишмент» в американских органах власти. По мнению директора ФБР Кристофера Рэя,

Он утверждал, что Москва пыталась повлиять на выборы конгресс в 2018 году, что стало «генеральной репетицией большого шоу в 2020 году».

Россия отрицает вмешательство в иностранные выборы. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков называл подобные утверждения «фобиями» и «параноидальными сообщениями», которые не имеют ничего общего с правдой.

Тем не менее демократы продолжают раскручивать эту тему, ссылаясь на то, что России невыгоден приход к власти президента от Демпартии. Кандидат от демократов, бывший вице-президент Джо Байден в сентябре пообещал России последствия за вмешательство во внутренние дела Америки.

В совместном заявлении спикера палаты представителей США Нэнси Пелоси и главы комитета по разведке Адама Шиффа говорится, что российская сторона «активно принимает ряд мер, чтобы подорвать президентские выборы и обеспечить исход, который Кремль считает наиболее отвечающим его интересам».

Впрочем, нельзя однозначно сказать, что России выгоден кто-либо из двух кандидатов. Так, например, за четыре года президентства Трампа США не отменили санкции, а продолжили вводить новые.

К тому же последние четыре года ознаменовались выходом Соединенных Штатов из почти всех основополагающих договоров в сфере безопасности с Россией (Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе, Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Договор по открытому небу), неопределенной остается и судьба СНВ-3.

России, очевидно, сложнее иметь дело с президентом, который считает все эти договоры не соответствующими интересам США. Между тем Джо Байден готов продлить СНВ-3 без всяких предварительных условий, на чем настаивает российское руководство.

Риторика главы Белого дома в отношении Москвы однозначно мягче, чем у его соперников. Однако дальше слов дело не идет. Напротив, каждое заявление Трампа о России и каждый шаг рассматриваются в США под пристальным вниманием, будь то встреча с президентом Владимиром Путиным или слова о необходимости вернуть Россию в G8. И если демократам казалось, что в отношении Москвы президент проявляет слабину, то на него тут же обрушивался шквал критики и обвинений.

Дело в том, что он не рассматривает Москву как главную угрозу для Вашингтона и, соответственно, попросту не желает растрачиваться на этом направлении. Трамп считает необходимым использовать Россию в противостоянии с главным геополитическим противником США. Таковым он видит Китай.

«Коммунистическая партия Китая наращивает свои вооруженные силы, она проникла в Соединенные Штаты способами, которыми не обладает Россия, и его экономическая мощь использовалась через государственные предприятия и субсидирование компаний для уничтожения десятков тысяч рабочих мест по всей стране, и это недопустимое поведение», — заявлял госсекретарь США Майк Помпео в сентябрьском интервью телеканалу Fox News .

То же говорил и генеральный прокурор Уильям Барр .

В своем заявлении директор Национального центра контрразведки и безопасности США Уильям Эванина сообщил, что Китай не поддерживает переизбрание Трампа, поведение которого в Пекине считают «непредсказуемым». В преддверии ноябрьских выборов, КНР пытается «сформировать политическую среду в Соединенных Штатах, оказывать давление на политических деятелей, чья позиция, по его мнению, противоречит интересам Китая».

Китай отрицает обвинения во вмешательстве во внутренние дела США, заявляя, что они «безосновательны и не соответствуют действительности».

Отношения Пекина и Вашингтона действительно значительно ухудшились при Трампе. Мировое сообщество признает, что наблюдает за холодной войной между США и Китаем. Трамп использует в качестве повода для споров любой вопрос, будь то распространение коронавируса, в котором он обвиняет Пекин, или ситуация в Гонконге.

Наконец, Трамп решил, что может использовать Китай так же, как демократы использовали против него Россию. Ранее глава Белого дома в Twitter разместил статью Breitbart под заголовком «Китай, похоже, поддерживает Джо Байдена на президентских выборах».

Джо Байден, пытаясь отразить критику Трампа, обещает быть «твердым» в отношении Китая.

«Я буду твердо настроен против нарушения Китаем прав человека, милитаризации Южно-Китайского моря и многих других вещей. Недавний анализ показывает, что Китай знает, что я буду прямолинеен, но они также обеспокоены тем, что я буду жестким. Я не извиняюсь за это», — говорил ранее Байден.

Как подчеркивает Юрий Рогулев, политика США в отношении Китая обусловлена вовсе не личными антипатиями Трампа, а геополитическим раскладом. Соответственно, говорить о том, что один из двух кандидатов более выгоден Пекину, нельзя.

«Нынешняя ситуация с Китаем ведь сложилась не из-за Трампа и не из-за Байдена. Эта ситуация складывалась много десятков лет, назревала, и вот она пришла к своему финалу. Сейчас США и Китай — как сиамские близнецы: их нельзя разделить, по крайней мере, очень сложно, и вместе им не ужиться, потому что они уже стали друг с другом конкурировать, вот и все. Поэтому Байден ли будет, Трамп ли будет — это только означает тактические моменты — будет ли это в более острой форме конкуренция или в более мягкой форме», — считает эксперт.

Иран, по оценкам Национального центра контрразведки и безопасности, «стремится подорвать американские демократические институты, навредить президенту Трампу и разделить страну в преддверии выборов». Эванина утверждает, что Тегеран сосредоточится на «распространении дезинформации в социальных сетях и распространении антиамериканских настроений». Так, по мнению американской разведки, в Иране считают, что переизбрание Трампа послужит «продолжению давления США на Иран в попытке спровоцировать смену режима».

Представитель министерства иностранных дел Ирана Саид Хатибзаде заявлял, что Тегеран «не волнует, кто займет пост президента Белого дома».

Дональд Трамп действительно проводит крайне агрессивную политику в отношении Ирана, что демонстрируют выход США из ядерной сделки, восстановление санкций и убийство иранского генерала Касема Сулеймани.

Демократы же считали, что действия президента создают угрозу войны с Ираном, а также критиковали главу государства за отсутствие разумной стратегии после выхода из ядерной сделки. Джо Байден утверждает, что политика Трампа потерпела неудачу. В статье для CNN он заявил, что существует «разумный способ быть жестким по отношению к Ирану», и пообещал избавиться от «дестабилизирующих действий», проложив «путь к дипломатии».

Бывший вице-президент демонстрирует намерение вернуться к ядерной сделке. Ранее он заявил, что будет стремиться возобновить сотрудничество с Тегераном, хотя признал, что это будет нелегко после четырех лет непримиримых противоречий. «Иран сейчас ближе к [ядерному] оружию, чем мы были, когда ушли из офиса в 2017 году», — сказал он.

Как обращает внимание Юрий Рогулев, в этом смысле победа Джо Байдена действительно принесет облегчение не только Ирану, но и остальным участникам СВПД, если политик выполнит свое обещание. Однако говорить о какой бы то ни было смене курса в отношении Тегерана, опять-таки, не приходится.

«Это тоже, скорее, вопрос тактики, чем стратегии. Иран не прекратит из-за этого быть главным противником США на Ближнем Востоке и не прекратит быть главным противником Израиля, который США будут поддерживать при любых условиях. Та же самая ситуация: она возникла не из-за Байдена и не из-за Трампа, она возникла много лет тому назад», — поясняет Юрий Рогулев.

Иными словами, говорить о том, что победа одного кандидата в значительной степени выгодна Китаю, России или Ирану, не приходится. Внешняя политика США во многом обусловлена не личными симпатиями того или иного президента, а той международной ролью, которой наделяет себя Вашингтон, и теми процессами, которые она влечет за собой.

Роль США в мировом сообществе меняется, и именно поэтому Вашингтон, отстаивающий политику доминирования, вынужден приспосабливаться. Вопрос же состоит лишь в подходах к этим изменениям.

«В этом смысле Байден, как и все демократы, стоит на позициях глобализма. Они считают, что влияние США должно иметь глобальный характер, должно распространяться и через экономику, и через элементы проведения американских ценностей и их продвижения на мировой арене. Трамп выглядит большим реалистом, поскольку занимает более консервативные позиции и, в общем, не столь склонен к этим международным вовлеченностям США», — резюмирует эксперт.

Источник: Gazeta.ru